Великий князь Миндовг (1195 – 1263)




Великий князь Литовский Миндовг
Великий князь Литовский Миндовг

Миндовг (1195 – 12 сентября 1263) – первый великий князь Литовский (1248-1253 годы), король Литвы (1253-1263 годы)
Современник Миндовга орденский хронист Генрих писал, что отец Миндовга был величайшим литовским правителем своего времени – Довгерд.
Согласно легендарной родословной, содержащейся в Воскресенской летописи, Миндовг происходит из династии полоцких князей, а его отцом был Мовкольд.
По одной из поздних легенд, Миндовг происходил из древнего римского рода Палемоновичей, ушедшего с единоверцами после арианского раскола христианства на берег Балтийского моря.
В письменных источниках Миндовг впервые упомянут четвертым среди других литовских князей в связи с заключённым в 1219 Литовско-Волынским мирным договором. Ипатьевская летопись упоминает “Литву Минъдога” при описании событий весны 1238.
В 1244 году Миндовг предпринял неудачно закончившийся поход против Ливонского ордена в землю куршей.
В Густынской летописи упоминается о православном крещении Миндовга с литовскими боярами около 1246 года.
В 1248 году под властью Миндовга находились Новогрудок, Волковыск, Слоним, Здитов, его ставленник княжил в Полоцке, а с 1252 и Гродно. Правление Миндовга происходило в постоянной борьбе с врагами как внутренними, так и внешними.
В 1251 году полоцкий князь Товтивил при поддержке галицкого князя Даниила Романовича и своего дяди — жемайтского князя Викинта, совершил неудачный поход в Литву против Миндовга. Обороняясь, Миндовг заперся в Ворутском замке и успешно выдержал осаду. В том же году Миндовг совершил ответный поход в Жемайтию и провёл безуспешную осаду городища Тверимет — столицы Викинта.
Коалицию своих противников Миндовг расстроил, заявив о намерении принять католическое крещение.

Папа Иннокентий IV
Папа Иннокентий IV

В 1251 году Миндовг и его жена Марта (Марфа) были крещены в христианство по латинскому обряду. Литва была признана Папой римским Иннокентием IV как католическое государство.
В 1253 году Миндовг и его жена по поручению Иннокентия IV были коронованы как король и королева Литвы. В то же время власть Миндовга не распространялась на земли селов, земгалов, и куршей, которые были уступлены Ливонскому ордену.
За коронацию Миндовг обязался отдать крестоносцам часть жмудских и ятвяжских земель. Крещение латинским обрядом и коронация Миндовга на десятилетие ввело Литву в политическую систему католической Европы.
В 1258-1259 годах Миндовг снова конфликтовал с князем Даниилом Романовичем и его братом Василько Волынским. Причиной этого конфликта стала агрессивная политика Золотой Орды, которая заставила Даниила Романовича идти походом на Литву. В это же время Роман Данилович был захвачен в заложники и убит Войшелком.
В 1262 году Василько Романович отразил набег Литвы, настигнув и перебив литовцев возле города Небля.
13 июля 1260 года жемайты без поддержки Миндовга, но под предводительством его племянника — Треняты, в битве при Дурбе одержали победу над объединённым войском Ливонского и Тевтонского орденов и их союзников. С этого времени Жемайтией правил Тренята, который оставался язычником.
В 1261 году Миндовг отрёкся от христианской веры и вместе Тренятой пытался бороться с Ливонским и Тевтонским орденами, для чего в 1261 году заключил союз с Великим Новгородом, где княжил тогда Дмитрий Александрович Переяславский, сын Александра Невского.
12 сентября 1263 года Миндовг и два его малолетних сына были убиты в результате заговора князей: жемайтского Треняты, нальшанского Довмонта и полоцкого Товтивила. Великим князем стал так и оставшийся язычником Тренята.

Карта Великого Княжества Литовского.
Карта Великого Княжества Литовского.

 




Великий князь литовский Ольгерд (1296-1377)

Ольгерд Гедиминович князь Литовский с дружиной




Ольгерд Гедиминович великий князь Литовский
Ольгерд Гедиминович великий князь Литовский

Ольгерд Гедиминович (1296 – 24 мая 1377) – великий князь литовский, сын Гедимина, брат Кейстута, в период своего правления с 1345 по 1377 годы значительно расширивший границы государства.
Около 1318 года Ольгерд Гедиминович женился на дочери витебского князя Марии Ярославне и жил и княжил в Усвятах.
В 1341 году вместе с братом Кейстутом Ольгерд Гедиминович был приглашён псковичами для защиты Псковских земель от ливонских рыцарей. Ольгерд Гедиминович отказался от предложения княжить в Пскове, но оставил городу своего сына Андрея. Владел городом Крево и землями, тянувшимися до реки Березины. После смерти тестя Ярослава стал князем Витебским.
После смерти князя Гедимина Великое княжество Литовское было разделено между семью его сыновьями и братом Воином. Младший из сыновей Гедимина, Евнутий, сидел в стольном городе Вильне. Все сыновья Гедимина сохранили полную самостоятельность и никто из них не пользовался старшинством.
В 1345 году Кейстут, по предварительной договорённости с Ольгердом Гедиминовичем, занял Вильну и передал виленские земли Ольгерду Гедиминовичу. Евнутию братья выделили Заславль, находившийся в трех днях пути от Вильны.

Прорисовка печати Великого князя Литовского Ольгерда
Прорисовка печати Великого князя Литовского Ольгерда

Строительство в Вильне православных церквей.

Ольгерд Гедиминович способствовал развитию строительства в городе Вильне православных церквей:
– старейшая в Вильне церковь Св. Николая;
– в первой половине 1340-х годов   монастырь, в котором жила сестра Гедимина;
– в 1345 году  Пятницкая церковь;
– в 1346 году Пречистенская церковь;
– в 1346 году Свято-Троицкая церковь построена после совещания православных с Ольгердом Гедиминовичем.
Ольгерд Гедиминович и Кейстут заключили договор, по которому братья должны сохранять тесный союз и дружбу, все новые приобретения делить поровну. Новый порядок не встретил серьёзного сопротивления со стороны удельных князей, кроме неудачных попыток Евнутия и Наримунта найти поддержку за границей.
Борьбу Литвы с крестоносцами вёл главным образом Кейстут. Ольгерд Гедиминович все свои усилия направил на то, чтобы расширить пределы литовского государства за счёт русских земель и усилить влияние Литвы в Новгороде, Пскове и Смоленске. Псковичи и новгородцы лавировали между Ливонией, Литвой и Золотой Ордой. В конце концов в Новгороде образовалась литовская партия, уступавшая в значении и влиянии партии московской, но все же представлявшая ей значительный противовес.
Гораздо большее влияние приобрёл Ольгерд Гедиминович в Смоленске. Он выступил защитником смоленского князя Ивана Александровича и обязал его действовать с ним заодно. Сын Ивана Александровича, Святослав, стал уже в положение совершенно зависимое от литовского князя – он был обязан и сопровождать Ольгерда Гедиминовича в походах и давать смоленскую рать для борьбы с крестоносцами. Малейшее уклонение Святослава от этих обязанностей влекло поход Ольгерда Гедиминовича на Смоленскую землю и опустошение её.
В 1350 году Ольгерд Гедиминович женился во второй раз, на дочери тверского князя Александра Михайловича (убитого в Золотой Ордой вместе со старшим сыном Фёдором) княжне Ульяне. Когда возник спор за тверское княжение между кашинским князем Василием Михайловичем и его племянником Всеволодом Александровичем Холмским, сторону первого поддержал великий князь московский Димитрий, второго поддержал Ольгерд Гедиминович.

Присоединение черниговских земель

Стремления Ольгерда Гедиминовича, христианина и женатого первым браком на княжне витебской, вторым браком на княжне тверской, были сосредоточены на освобождении русских областей от власти Золотой Орды и приобретении влияния в русских землях.
В 1355 году Ольгерд Гедиминович совершил поход на Брянские земли. После этого похода ему подчинились многие другие из уделов, на которые распадалось чернигово-северское княжение.
Все чернигово-северские земли Ольгерд Гедиминович разделил на три удела:
– своему сыну Дмитрию он дал Чернигов и Трубчевск;
– Дмитрию-Корибуту младшему дал Брянск и Новгород-Северск;
– племяннику Патрикею Наримунтовичу выделил Стародуб Северский.

Присоединение киевских земель

В 1362 году  Ольгерд Гедиминович разбил на берегах реки Синие Воды (левого притока Южного Буга) трёх татарских князей Крымской, Перекопской и Ямбалуцкой орд, пытавшихся вновь подчинить себе Подольскую землю, отвоёванную у них отцом Ольгерда, Гедимином. Ольгерд Гедиминович получил полный контроль над обширной территокией, которая включала:
– всю левую половину бассейна Днестра, от устья реки Серет до Чёрного моря;
– весь бассейн Южного Буга;
– днепровские лиманы и пространство вверх по Днепру до впадения реки Роси.
Черноморское побережье в районе современной Одессы на достаточно долгое время стало литовским. Княжившего в Киеве с 1320-х годов Фёдора сменил сын Ольгерда Владимир. За обладание Волынью Ольгерду пришлось выдержать упорную борьбу с польским королём Казимиром III. Долголетний спор был закончен лишь в 1377 году, при Людовике, преемнике Казимира. При посредничестве Кейстута между Ольгердом и Людовиком был заключен договор, по которому уделы Берестейский, Владимирский и Луцкий были признаны за Литвой, а Холмская и Белзская земли отошли к Польше.

Отношения с Москвой

В 1368 году  Ольгерд Гедиминович вторгся в московские пределы и, разбив передовой полк воеводы Дмитрия Минина у Волока Ламского недалеко от реки Тросны, осадил Москву, но, простояв три дня у Кремля, вернулся назад. Следствием этого похода было временное устранение влияния Москвы на тверские дела.
Ольгерд Гедиминович вторгся в Одоевское княжество и на реке Холохольне, возле одноименного поселения, разгромил местное русское войско. Из Одоевского княжества Ольгерд Гедиминович пошёл в Калужскую землю, где в городе Оболенске убил местного князя Константина Ивановича.
В 1370 году  Ольгерд Гедиминович снова ходил на Москву по просьбе Михаила Тверского, потерпевшего поражение от Дмитрия Ивановича, предпринял безуспешную осаду Волоколамска, стоял у стен Кремля, но заключил перемирие на полгода и вернулся обратно в Литву, причём соглашение было закреплено династическим браком: двоюродный брат Дмитрия Ивановича Владимир Андреевич женился на Елене, дочери Ольгерда.
Поход 1372 года закончился неблагоприятным для Литвы перемирием в Любутске, по которому Михаил Тверской должен был возвратить Дмитрию все занятые им московские города, при этом Ольгерд не должен за него вступаться: все жалобы на тверского князя должны быть решены ханским судом. После этого перемирия влияние Литвы на Тверь окончательно упало.

Велиое княжество Литвское при Ольгерде XIII-XVвв
Велиое княжество Литвское при Ольгерде XIII-XVвв

Завещание Ольгерда.

Завещание Ольгерда Гедиминовича посеяло смуту в Литве, так как свою часть Великого княжества (Виленскую), он завещал не самому старшему сыну (соответственно, от первой жены), а Ягайле, любимому сыну от второй жены.

Вероисповедание Ольгерда Гедиминовича

Имеется несколько точек зрения о времени и причинах принятия православия Ольгердом Гедиминовичем:
1. Летописи Быховца, Густынская, “Бархатная книга” сообщают, что Ольгерд Гедиминович принял православие и православное имя Александр ещё до женитьбы на Марии Ярославне, то есть до 1318 года.
2. Ольгерд Гедиминович был крещён и принял схиму лишь перед смертью.
3. Ольгерд Гедиминович крестился ради женитьбы на русской княжне, но после того, как стал великим князем, временами отходил от православия по политическим соображениям.
Ольгерд Гедиминович позволил выстроить несколько храмов: два в Витебске и один в Вильне во имя святой мученицы Параскевы (Пятницкая церковь).
Хроники Быховца и Густынской летописи, с толкованием Альберта Виюка-Кояловича («Historia Lituanae») сообщают, что Ольгерд Гедиминович старался придать своему переходу в православие не государственный, а частный, а потому и негласный характер. В начале своего правления Ольгерд Гедиминович приостановил распространение православия на литовских землях. В 1347 году по его повелению были жестоко казнены трое христиан, позднее канонизированных православной церковью — Антоний, Иоанн и Евстафий Литовские (Виленские мученики).
Сложными были взаимоотношения Ольгерда Гедиминовича с митрополитом Киевским Алексием. В 1359 году направлявшийся в Киев митрополит Киевский Алексий был арестован по приказу Ольгерда Гедиминовича и вернулся в Москву лишь в 1360 году. Позднее напряжённость между Ольгердом и Алексием несколько спала, однако периоды сравнительно мирных отношений между ними были непродолжительны.
В 1371 году  Ольгерд Гедиминович просил константинопольского патриарха о восстановлении особой митрополии на всех литовских землях.
Ливонская хроника” Германа Вартберге утверждает, что Ольгерд Гедиминович умер язычником и его похороны были совершены по литовскому языческому обряду: “При его похоронах, сообразно литовскому суеверию, было совершено торжественное шествие, с сожжением различных вещей и 18 боевых коней“. При этом некоторые исследователи отмечают, что Ливонский орден, враждующий с Литвой, был заинтересован в том, чтобы Ольгерда Гедиминовича считали язычником.
Умерший князь среди других великих князей был внесён в помянник Киево-Печерской лавры как “кн. великий Ольгерд, наречённый в св. крещении Дмитрий“.

Жены и дети Ольгерда Гедиминовича.

В историографии существует несколько основных точек зрения, ни одна из которых не является общепризнанной. Тем не менее, наибольшее распространение получила позиция польского генеалога конца XIX века Юзефа Вольфа, опубликованная в качестве дополнений и уточнений к работам другого известного польского специалиста Казимира Стадницкого.
Ольгерд Гедиминович имел 12 сыновей и не менее 7 дочерей от двух жён, первой из которых была витебская княжна Мария (или Анна), второй — тверская Иулиания.
Дети от первого брака с Анной или Марией:
Фёдор (ум. 1394/1400) — князь ратненский, родоначальник князей Кобринских и Сангушек.
Андрей (ум. 1399 в битве на Ворскле) — наместник псковский (1342—1349), князь полоцкий (1349—1387), наместник новгородский (1394);
– неизвестный по имени сын (ум. 1353);
Дмитрий (ум. 1399 в битве на Ворскле) — князь брянский, трубецкой, друцкий, владелец Переяславля-Рязанского (1379—1388);
Владимир (1398 или позже) — князь витебский (до 1367), киевский (до 1367—1394);
– неизвестная по имени дочь (ум. 1370 или позже) — жена князя Ивана Новосильского;
Агриппина (1342 или позже — 1393?) — жена суздальского князя Бориса Константиновича.
Дети от второго брака с Иулианией:
Кенна (ок. 1351—1367) — жена слупского князя Кажки (Казимира IV);
Евфросиния (ок. 1352—1405/1406) — жена великого князя рязанского Олега Ивановича;
Скиргайло (Иван; ок. 1354—1394) — князь витебский (ок 1373—1381), трокский (1382—1392), полоцкий (1387—1394), наместник короля в Великом княжестве Литовском (1386—1392), князь киевский (1394);
Корибут (Дмитрий; ок. 1355 — до 1404) — князь новгород-северский;
Федора — жена Святослава Титыча Карачевского;
Лунгвений (Семён; 1356 или позже — 1431) — наместник новгородский (1389—1392), князь мстиславский (1390—1431);
Елена (1357/1360 — 1437) — жена Владимира Андреевича Храброго;
Ягайло (Владислав; ок. 1362—1434) — великий князь литовский (с 1377), король польский (с 1386);
Мария (ок. 1363) — жена боярина Войдилы, жена князя Давида Городецкого;
Каригайло (Казимир; ок. 1364/1367 — 1390) — князь мстиславский;
Минигайло (ок. 1365/1368 — до 1382);
Александра (1368/1370 — 1434) — жена мазовецкого князя Земовита IV;
Екатерина (1369/1374 — 1422 или позже) — жена мекленбургского князя Иоганна II;
Вигунд (ок. 1372—1392) — князь керновский;
Свидригайло (ок. 1373—1452) — великий князь литовский (1430—1432);
Ядвига (ок. 1375) — жена освенцимского князя Яна III.

Память.

Ольгерд Гедиминович  Тысячелетие России и в Витебске
Ольгерд Гедиминович на памятнике Тысячелетие России и в Витебске

Ольгерд Гедиминович изображён на памятнике “Тысячелетие России“.
Памятник Ольгерду Гедиминовичу установлен в Витебске.




Великий князь Симеон Иоаннович, Гордый (1316 – 1353).




Симеон Иоаннович Гордый
Симеон Иоаннович Гордый

Симеон Иоаннович Гордый – сын великого князя Ивана Калиты и Елены,
из рода Московских великих князей. Симеон Иоаннович родился 7 сентября 1316 года в Москве. Скончался 26 апреля 1353 года.
Княжение
– Великий князь Московский в 1340 — 1353 гг.;
– князь Владимирский в 1340 — 1353 гг.;
– князь Новгородский в 1346-1353 гг.
До 1340 года Симеон Иоаннович княжил в Нижнем Новгороде
В 1340 году  Симеон Иоаннович занял после смерти отца Ивана Калиты московский великокняжеский престол. По духовному завещанию отца князь Симеон Иванович Гордый получил 26 городов и селений, среди них такие важные города, как Москва, Коломна и Можайск.

Печать вислая Симеон Иоаннович
Печать вислая Симеон Иоаннович

После смерти Ивана Калиты русские князья поехали в Золотую Орду но соперничать с Семеоном Гордый, богатым и сильным московским князем  невозможно. Семеоном Гордый без особых затруднений получил от Узбек-хана ярлык, который удостоверял, что Симеон Иоаннович Гордый является “великим князем всея Руси” (впоследствии эта надпись была выбита на его печати) и что “вси князи Русские под руце его даны“.
Василий Татищев писал, что Симеон Гордый, созывая русских князей для своих целей, напоминал им, что Русь лишь тогда была сильной и славной, когда все правители беспрекословно повиновались старшему. С братьями он заключил договор: “быть им за один до живота и безобидно владеть каждому своим“, но эта “безобидность” оказалась показной. Летописцы писали, что Симеон Гордый сурово обходился с другими князьями подвластными ему, поэтому и получил прозвище “Гордый“.

Внутгення и внешняя политика Симеона Гордого.

Искусно используя лесть, хитрость и волю, Симеон Иоаннович Гордый обеспечил жизнь Московскому княжеству без войн и крови. За свою жизнь Симеон Иоаннович 5 раз ходил в Золотую Орду: в 1341 году дважды, а так же в 1342, 1344 и 1351 годах. Симеон Иоаннович Гордый все четыре раза Симеон Иоаннович Гордый возвращался из Золотой Орды с честью и пожалованием. О татарских набегах, насилиях баскаков и послов не было слышно в княжение Симеона Иоанновича Гордого, как и в княжение его отца Ивана Калиты. Удельные князья считали Симеона Иоанновича Гордого судьей в разрешении любых споров.
Укреплению власти Симеона Иоанновича Гордого способствовал поход на город Торжок в 1341 году, с которого взяли дань в 1000 рублей.

Ольгерд Гедиминович князь Литовский
Ольгерд Гедиминович князь Литовский

В том же году Ольгерд Гедиминович, литовский правитель, подвел свои войска к Можайску, но не смог взять его. Умелой дипломатической стратегией Симеон Иоаннович одержал верх: хан Джанибек, страшась усиления власти Литвы, выдал московскому князю Симеону Иоанновичу посла Ольдерберга и вопрос победы был решен в пользу Москвы. В 1349 году хан принимает его сторону . В 1350 году противники помирились и даже породнились.
поход князя Семеона
В 1351 году Симеон Гордый продолжил борьбу с Литвой. В том же 1351 году у Симеона Гордого произошла стычка со смоленскими князьями, и он даже пошёл с войском на них, но на реке Угре подписал мир и вернулся в Москву.
Вместе с митрополитом Феогностом Симеон Гордый совершил поход на город Новгород с целью освобождения великокняжеских наместников, которые собирали там дань. Симеон Гордый взял с новгородцев выкуп и посадил туда своего наместника из Москвы. Симеон Гордый расширил территорию Московского княжества на юго-востоке за счет выморочного Юрьевского княжества с плодородными землями и соляными источниками и бассейном реки Протвы. Договорная грамота с братьями Иваном Иоанновичем и Андреем Иоанновичем 1350–1351 годов и духовная грамота 1353 года, которые были написаны на впервые начатой употребляться на Руси бумаге говорят о дальнейшем усилении власти Симеона Иоанновича Гордого, старшего среди князей московского дома. В Договорной грамоте Симеон Иоаннович Гордый назван: “Князь великий Симеон Иванович всея Руси” и в ней подтверждено его старшинство: “брата своего старшего чтити… во отцово место“.

Завещание Симеона Иоанновича Гордого.

Несмотря на удачливость в государственных делах, Симеон Иоаннович был несчастлив в семейной жизни. Все дети умирали в раннем возрасте. Отчаявшись, Симеон Иоаннович постригся в монахи, приняв имя инока Созонта, и оставил в духовном завещании свое состояние 3-й жене Марии и будущему еще нерожденному сыну, оставив пустое место для дальнейшего написания его имени: “Пишу вам это слово для того, чтоб не перестала память родителей наших и наша, чтоб свеча не угасла“.

Завещание и печать Симеона Иоанновича Гордого
Завещание и печать Симеона Иоанновича Гордого

Духовная” (завещание) Симеона Гордого дошло до наших дней. Оно является историческим памятником, потому что написано на бумаге (до нее ранее использовался пергамент).

Смерть князя Симеона Иоанновича
Смерть князя Симеона Иоанновича

Во время написания завещания, в 1351–1353 годах на Руси бушевала эпидемия чумы («моровая язва», «черная смерть»). От нее умерли в Москве митрополит Феогност (март 1351года), брат Андрей (27 апреля 1353г.), все дети Семена.

26 апреля 1353 года скончался 36-летний Симеон Гордый . Похоронен Симеон Иоаннович Гордый в Архангельском соборе Кремля.

Архангельский собор. Вид торцов надгробий Вел. кн. Ивана Даниловича Калиты (ум. 1340), Симеона Ивановича Гордого (1316—1353) и кн. Георгия Васильевича (1533—1563). Надгробия в первом ряду у южной стены. Фотография К. А. Фишера. 1905 г. Из коллекций Музея архитектуры им. А. В. Щусева

После смерти Симеона Гордого, его вдова Мария отдала его брату Ивану Ивановичу Кроткому  все завещанное мужем и он стал правителем Московского княжества.
Характеристика Семена Гордого, данная летописцем:

“Сей князь великий Симион Гордый наречеся, зане не любяше крамолы и неправды, но вся обличаемыя наказуя; сам асче мед и вино пияше, но николи до пиана упивашеся и пианых терпети не можаше; войны не люби, но воинство готово име в чести содержа. В Орде бысть от ханов и князей в велицем почтении; и асче дани и дары невеликия даяша, и сам имения немного собираше, но при нем татаре не воеваху отчину его; он многи пленные испроси и искупи. Князи же все рязанские, тверские и ростовские толики подручны себе имел, яко вся по его глаголу творяху; новгородцы не смеяху намеснику его что либо противно ресчи…”

Семья Симеона Иоанновича Гордого.

Симеон Гордый был женат трижды:
1. С 1333 года на дочери великого князя Литовского Гедемина — великой княгине Августе (+ 11 марта 1345). Дети от Анастасии (Айгусты):
Василий (1336-1337+);
Константин (1340-1340+);
Василиса, жена Михаила Васильевича Кашинского;
2. С 1345 года на дочери князя Брянского Федора Святославича, княгине Евпраксии (в 1346 году Семен с ней развелся). От Евпраксии детей не было.
3. С 1347 года на дочери великого князя Тверского Александра Михайловича, великой княгини Марии (+1399). Дети от Марии:
Даниил (1347-?);
Михаил (1348-1348+);
Иван (1349-1353+);
Симеон (1351-1353+).




Великий князь Иоанн I Данилович Калита (1283 – 1341).

Печать Ивана Калиты




Иван Калита
Иван Калита

Иван I Данилович Калита Добрый (в Крещении Иоанн, в схиме — Ананий) – сын Даниила Александровича Московского, мать – Мария, внук Александра Ярославича Невского. Годы жизни: 1283 — 31 марта 1341
Из рода Московских великих князей.
Княжение:
– Великий князь Московский в 1325 — 1341 годах.
– Великий князь Владимирский в 1328 — 1341 годах.
– Князь Новгородский в 1328 — 1337 годах.
Свое прозвище “Калита” князь Иван Данилович получил от потому, что Иван Данилович, великий князь Московский имел привычку носить с собой постоянно кошелек («калиту»), чтобы раздавать милостыню бедным, а также за огромные богатства, которые он использовал для расширения своей территории покупкой чужих княжеств.
Впервые Иван Данилович упоминается в новгородской летописи в 1296 году в связи с поездкой в город Новгород Великий. В начале XIV века Иван Калита княжил в Переяславле-Залесском. В 1305 году он разбил под Переяславлем войско тверского боярина Акинфа, который пытался захватить город.
В 1303-1325 годах Иван I Данилович часто замещал на московском княжеском престоле своего старшего брата Юрия Даниловича во время его пребывания в Новгороде Великом и Золотой Орде. Москва была оставлена в полное управление Ивана Даниловича.
В 1325 году после гибели своего брата Юрия Даниловича, Иван I Данилович Калита занял великое княжение в Москве.

1. Московское княжение Ивана Калиты.

Времена правления Ивана I Даниловича Калиты были эпохой усиления власти Москвы и ее возвышения над другими русскими городами. Иван Данилович обеспечил безопасность Москве тем, что заслужил расположение и доверие Узбек-хана. Летописец писал : “Перестали поганые воевать русскую землю перестали убивать христиан; отдохнули и опочили христиане от великой истомы и многой тягости и от насилия татарского; и с этих пор наступила тишина по всей земле“.

Московский кремль при Иване Калите, картина А. М. Васнецова
Московский Кремль при Иване Калите, картина А. М. Васнецова

При Иване Калите был построен дубовый Кремль, который защищал центр города и посад за его пределами. С большой скоростью возникали села. Бояре с радостью отправлялись к Московскому князю и получали от него земли. Иван Данилович Калита заботился о безопасности своего княжества, строго преследовал и казнил разбойников, поэтому купцы могли спокойно ездить по русским дорогам. Иван Калита добился, чтобы митрополичья кафедра была переведена из Владимира в Москву. С тех пор Москва стала духовной столицей Руси. Иван Калита сумел расположить к себе митрополита Петра.
В 1327 году Иван Данилович вместе с другими князьями отправился в поход на Тверь вместе с золотоордынскими карательными отрядами для подавлении народного восстания против монголо-татар. За это Иван Калита был награжден в 1328 году Узбек-ханом и получил Костромское княжество и право контроля над Новгородом Великим.
Но вскоре Узбек-хан очень рассердился, узнав о смерти своего посла Чолкана и его свиты в Твери и дал ярлык на великое княжение Ивану Калите, а так же монголо-татарские войска и отправил на Тверь. Прийдя в Тверскую волость Иван Калита с татарами сожгли города и села, взяли людей в плен.
Получив титул князя Новгородского в 1328 году, Иван Данилович Калита начал укреплять свою власть.
В 1332 году Иван Калита поехал в Орду с большими дарами чтобы получить ярлык на единоличное правление, но сумел утвердить за собой только город Владимир и Поволжье.
В 1333 году, растратив огромные средства в Орде, Иван Данилович потребовал от новгородцев дань в увеличенном размере, но получил отказ. Войска Ивана Калиты заняли Торжок и Бежецкий Верх.
В 1336 году при помощи митрополита Феогноста Иван Данилович заключает мир с городом Новгородом. Новгородцы призвали его своим князем и выплатили все причитающиеся деньги.
Иван I Данилович Калита беспощадно расправлялся со своими противниками, используя влияние Русской Православной Церкви. Митрополит Московский Петр помогал Ивану I Даниловичу в проведении политики централизации русских земель. Летописцы писали, что Иван Данилович Калита избавил Русскую землю от воров и разбойников, всегда вершил “правый суд“, помогал нищим, защищал вдов. За это он и получил 2-е свое прозвище: “Добрый“.
При Иване Калите активно шло строительство. Построены Архангельский и Успенский соборы, церковь Иоанна Лествичника, Преображенская церковь, а при ней монастырь. Свято-Данилов монастырь был перемещен на новое место. В Переяславле-Залесском был основан Горицкий (Успенский) монастырь.

2. Смерть Ивана I Данилович Калиты и завещание

В начале 1340 года Иван Калита, к тому времени давно болевший, постригся в монахи под именем Анания.
31 марта 1341 года Иван I Данилович Калита скончался и уже на следующий день был похоронен в Архангельском соборе в Москве. Сохранились два варианта княжеского завещания, разница между которыми незначительна: в одном фигурирует несколько больше сёл и волостей. Одни историки полагают, что это два разных документа, другие — что завещание одно, а расхождения появились из-за переписчиков. Иван Данилович разделил княжество между пережившими его тремя сыновьями, причём раздел на трети коснулся в том числе и столицы. Но старший сын получил больше, чем остальные, и это заложило основы традиции, в соответствии с которой составлялись завещания всех последующих московских князей.

3. Оценка правления Ивана Калиты.

Политика Ивана Калиты оценивается историками неоднозначно. Так, Василий Осипович Ключевский не сильно выделял его “в череде серых личностей“. М.Н. Тихомиров полагал, что “Калита заложил основы могущества Москвы“, видел в нем блестящего политика, дипломата.
Методы правления Ивана Калиты такие как: ярлыки и умелое лавирование; династические браки; духовная централизация власти; купли боярские дворы и миграция привели к усилению Московского княжества, из которого через полтора века выросло независимое Русское государство.

3.1. Ярлык на княжение и умелое лавирование.

Получение ярлыков на княжение было одним из основных инструментов приобретения и удержания власти на Руси в XIV веке. В 1328 году ярлык на великое княжение удалось получить Ивану Калите. Показательно, что хорошие отношения с ханом Узбеком позволили князю до конца жизни оставить ярлык у себя. Для процесса централизации земель вокруг Москвы ярлык в руках Ивана Калиты имел принципиальное значение. По словам летописца, “во всей Северо-Восточной Руси наступила тишина на многие годы”. Хан Узбек перестал присылать баскаков в русские земли, дань было позволено собирать самому Ивану Калите, что значительно стабилизировало жизнь в русских княжествах.
В историографии у Ивана Калиты далеко не однозначная репутация. При беглом ознакомлении с этой исторической фигурой может возникнуть ощущение, что Иван Калита был зависимым от Орды политиком, “подмявшим” Русь под монголо-татарскую пяту, но это не соответствует действительности . В годы правления Калиты монгольское владычество над Русью значительно ослабло, почти на полвека прекратились татарские набеги. При Калите Русь обрела гораздо больше самостоятельности в отношениях с Ордой. Дань теперь собирали и возили в Орду сами русские князья, что значительно облегчило жизнь народа. Русь хоть и оставалась под верховной властью Орды, но приобрела более высокий статус и постепенно укреплялась и централизовалась, что, в конечном итоге, позволило обрести ей самостоятельность.

3.2. Династические браки

Как отмечает историк Николай Борисов “проводя последовательную политику возвышения Москвы на Руси, Иван Калита прибег к древнему, испытанному способу – династическим бракам по расчету” . От двух жен (Елены и Ульяны) Калита имел семеро детей, в том числе дочерей – Евдокию, Марию, Фетинью и Феодосию. Больше всего московский князь стремился укрепить власть в Ростовском и Белозерском княжествах. Лаврентьевская и Суздальская летопись сообщают, что в 1328 году Калита выдал свою дочь Марию за ростовского князя Константина Васильевича. Свою дочь Евдокию Иван отдал за ярославского князя Василия Давыдовича, Феодосию – за белозерского князя Фёдора Романовича. Сын Ивана Калиты Андрей женился на представительнице Галицкой династии, отчего Галич оказался крепко привязан к московской земле. Характерно, что при заключении браков своих дочерей Иван Калита поставил условием самовластное распоряжение уделами зятьев.

3.3. Москва и Духовная Централизация власти на Руси

Духовная Централизация власти на Руси была невозможна без поддержки Церкви. Ивану Калите удалось наладить хорошие отношения с митрополитом Петром. В 1325 году из Владимира в Москву была переведена митрополичья кафедра. После в Москву переехал и митрополит. Это сразу сделало Москву духовной столицей Руси и повысило ее влияние среди других русских удельных княжеств. Митрополит Петр сподвиг Ивана Калиту на возведение в Москве каменной церкви Успения Пресвятой Богородицы. Это был очень сильный шаг. Постройка храма делала Москву преемницей Киева и Владимира и, что не менее важно, преемницей Констанинополя, который был под покровительством Пречистой. Возведение Успенского собора и почитание Богородицы в Москве закрепляло за Московским княжеством особое покровительство Богоматери. После упокоения митрополита Петра в 1326 году, он был похоронен в строящемся Успенском соборе и причислен к лику Святых. При поддержке нового митрополита Феогноста в 1339 году святость митрополита Петра была признана и в Константинополе. Таким образом, Москва обрела своего Святого, что говорило об особом духовном значении Московского князя.

3.4. Купли, Боярские дворы, Миграция.

Часть земель, вошедших в Московское княжество, Иван Калита не завоевывал, а приобретал на условиях “купли“. Посредством “купли” присоединен был Углич, Галич и Белозерск. Московский князь покупал и выменивал целые села в разных местах: около Ростова, Костромы, Владимира, на реке Мете, Киржаче и даже в Новгородской земле.
Деятельность Ивана Калиты по “собиранию земель” включала в себя тонкую работу по привлечению к этому процессу боярских дворов. Бояре охотно шли к Калите, он давал им земли и наделял полномочиями. Делал он это не только для укрепления авторитета, но и в целях осуществления своих амбициозных планов. Так, Иван Калита активно содействовал своим боярам в приобретении владений в сопредельных княжествах . Сам он не мог покупать земли в той же новгородской земле, но боярам никто этого запретить не мог. Таким образом, в землях, которые по планам Калиты должны были отойти Москве, основывались слободы, которые заселялись верными Калите людьми. Иван Данилович одним из первых начал наделять своих слуг землёй и стоит у истоков поместного землевладения. Упомянутого в его завещании Бориску Воркова многие исследователи считают одним из первых или даже самым первым русским помещиком.
Иван Калита, жестко расправлявшийся с городами, посмевшими восставать против власти Москвы, для пресечения рецидива использовал и миграционные рычаги. В 1328 году в мятежный Ростов, который не хотел платить дань, Калита отправил воевод. Московский князь не только добился сбора дани, но и выселил многих ростовчан из города в московские области. Именно тогда в подмосковном Радонеже оказались ростовский боярин Кирилл с женой Марией, родители будущего подвижника православной церкви, главного небесного молитвенника за Московское государство, покровителя всех московских государей Сергия Радонежского.

4. Семья Иван I Данилович Калита

У Ивана Даниловича было 2 жены: княгиня Елена и княгиня Ульяна,
Дети от княгини Елены:
– Симеон Гордый (1316-1353+);
– Даниил (1320-1328+);
– Иван (1326-1359+);
– Андрей Серпуховский (1327-1353+);
– Владимир Храбрый (1353-1410);
– Феотиния;
– Евдокия;
Дети от княгини Ульяны:
– Мария;
– Феодосия (1365+);
– Мария.

Архангельский собор. Вид торцов надгробий Вел. кн. Ивана Даниловича Калиты (ум.1340) Симеона Ивановича Гордого (1316—1353) и кн. Георгия Васильевича (1533—1563). Надгробия в первом ряду у южной стены. Фотография К. А. Фишера. 1905 г. Из коллекций Музея архитектуры им. А. В. Щусева.

 




Александр Михайлович Тверской (7 октября 1301 — 28 октября 1339)




Александр Михайлович Тверской
Александр Михайлович Тверской

Александр Михайлович (7 октября 1301 — 28 октября 1339) – сын Михаила Ярославича Святого и Анны Кашинской, брат Дмитрия Грозные Очи, Константина и Василия Михайловичей.
Княжение:
– великий князь Тверской (1326—1327, 1338—1339);
– великий князь Владимирский (1326—1327).
При Александр Михайлович случилось тверское восстание против Щелкана (1327). Александр Михайлович убит в  Золотой Орде вместе с сыном Фёдором.

В 1318 году Великий князь Тверской Михаил Ярославич, отправляясь в Золотую Орду, разделил свою вотчину между Александром Михайловичем и его старшим братом, Дмитрием Грозные Очи. Дмитрий и Александр Михайлович уговаривали его не ездить, вызывались сами ехать вместо него, но Михаил Ярославич их не послушал.
В 1320 году, после смерти отца, казнённого в Золотой Орде Узбек-ханом, Александр Михайлович ездил во Владимир и заключил мир по всей воле московского князя Юрия Даниловича. Только после этого Юрий Данилович отдал им тело отца для погребения, попросив взамен останки скончавшейся в тверском плену своей жены Агафьи-Кончаки.
Первые годы правления Александра Михайловича прошли в борьбе с Юрием Даниловичем.
В 1322 году  Узбек-хан, разгневавшись на Юрия Даниловича за то, что тот, собрав дань с Тверского княжества, оставил её у себя, сделал великим князем Владимирским Дмитрия Грозные Очи. Юрий Данилович был вызван в Золотую Орду и по дороге, на реке Урдоме, Александр Михайлович на него напал. Юрию Даниловичу едва удалось сбежать и скрыться в Пскове, но его обоз и казна были захвачены.
В 1323 году Дмитрий и Юрий находились в Золотой Орде в ожидании ханского суда. Туда же прибыл и Александр Михайлович.
21 ноября 1325 года Дмитрий Михайлович Тверской в гневе убил Юрия  Даниловича Московского при встрече.

1326—1327 годы: первое тверское княжение Александра Михайловича.

Вместе с Дмитрием Михайловичем Александр Михайлович ждал решение своей судьбы в Золотой Орде. Уже казалось, что Узбек-хан помилует Дмитрия, и Александр Михайлович вместе с ханскими пошлинниками уехал из Золотой Орды.
15 сентября 1326 года Дмитрий Грозные Очи был казнён. Узбек-хан отдал ярлык на великокняжеское правление в Тверь, Александру Михайловичу, который был старшему в роду тверских князей.
Александр Михайлович также стал новгородским князем. В договорной грамоте начала 1327 года новгородцы пишут, что уступают ему сёла, купленные им или его боярами, если его люди не будут вмешиваться в судные дела других волостей и принимать на свою землю вольных жителей. Согласно договору, основная власть находилась у новгородского посадника, без которого князь ничего не мог сделать.

Тверское восстание 1327 года.

В конце лета 1327 года в Тверь с большой свитой приехал ханский посол Щелкан, двоюродный брат Узбек-хана. Щелкан поселился в княжеском дворце, выгнав оттуда Александра Михайловича. Шевкал “сотворил великое гонение на христиан — насилие, грабёж, избиение и поругание“. Пошёл даже слух, что Щелкан собирался перебить князей и самому сесть на тверском престоле, а русский народ обратить в ислам, и это должно было случиться на праздник Успения. Согласно летописному рассказу, тверичи обращались к Александру Михайловичу, предлагая расправиться с татарами, но тот уговаривал тверчан “терпеть“.
15 августа 1327 года вспыхнуло восстание, начавшееся с попытки татар из свиты Щелкана отнять кобылу у дьякона Дудко. Возмущённый народ вступился за дьякона, после чего кинулся громить татар по всему городу. Щелкан со свитой пытался защищаться в своей резиденции, княжеском дворце, но был сожжён заживо вместе с дворцом. Были перебиты все татары, находившиеся в Твери, включая ордынских купцов. Тверские летописи указывают на спонтанный характер восстания и не дают никакого повода говорить о каком-то участии князя в его организации, хотя некоторые летописи (за пределами Твери) выставляют Александра инициатором восстания. По мнению многих историков, Александр инициатором явно самоубийственного восстания быть не мог. Тем не менее он, вероятно сочувствуя настроениям народа, не предпринял мер для успокоения восставших.

Карательная экспедиция против Твери и годы изгнания.

Узбек-хан организовал карательную экспедицию против Твери. Он призвал к себе Ивана Даниловича Калиту, московского князя, соперника Твери в борьбе за владимирский великокняжеский стол. Узбек-хан обещал сделать Ивана Даниловича великим князем, дал ему 50 000 воинов под началом пяти темников и велел идти на Александра Михайловича. К этому войску присоединились ещё силы Александра Васильевича Суздальского. На Руси этот поход стал известен как Федорчукова рать, по имени татарского командующего Федорчука (христианина).
Александр Михайлович хотел бежать из Твери в Новгород, но туда уже ехали московские наместники. Видя, что Иван Калита приближается к Твери, Александр Михайлович уехал во Псков, а его братья Константин и Василий – в Ладогу. Русская земля осталась без защиты: “Началось бедствие. Тверь, Кашин, Торжок были взяты, опустошены со всеми пригородами; жители истреблены огнём и мечем, другие отведены в неволю. Самые Новогородцы едва спаслися от хищности Моголов, дав их послам 1000 рублей и щедро одарив всех Воевод Узбековых…“.
Александр Васильевич Суздальский стал владимирским князем, Иван Данилович Калита стал новгородским князем, Константин Михайлович стал тверским князем. Александра Михайловича же было велено искать по всей русской земле.
Во Пскове Александра Михайловича любили, но сил для борьбы за престол у псковитян не доставало. Более того, Новгород мог в случае восстания усмирить непокорный город и присоединить его обратно к себе.

Борис Чориков "Александр Михайлович во Пскове"
Борис Чориков “Александр Михайлович во Пскове”

В 1328 году во Псков явились послы от князей московского, тверского, суздальского и от новгородцев, архиепископ Моисей и тысяцкий Аврам Олферьевич, уговаривать Александра ехать в Золотую Орду к Узбек-хану. Послы говорили от имени своих князей: “Царь Узбек всем нам велел искать тебя и прислать к нему в Орду; ступай к нему, чтоб нам всем не пострадать от него из-за тебя одного; лучше тебе за всех пострадать, чем после всем из-за одного тебя испустошить всю землю“.
Александр Михайлович отвечал: “Точно, мне следует с терпением и любовью за всех страдать и не мстить за себя лукавым крамольникам; но и вам недурно было бы друг за друга и брат за брата стоять и татарам не выдавать и всем вместе противиться им, защищать Русскую землю и православное христианство“.
Александр Михайлович хотел ехать в Золотую Орду, но псковитяне не допустили его, говоря: “Не езди, господин, в Орду; что б с тобой не случилось, умрем, господин, с тобою на одном месте“.
В 1329 году Иван Данилович Калита, выступивший против псковитян, придумал уговорить митрополита Феогноста проклясть и отлучить от церкви князя Александра Михайловича и весь Псков, если они не исполнят требование князей. Средство подействовало, Александр Михайлович сказал псковичам: “Братья мои и друзья мои, не будет на вас проклятия ради меня; еду вон из вашего города и снимаю с себя крестное целование, только целуйте крест, что не выдадите княгини моей“.
Псковичи целовали крест и отпустили Александра Михайловича в Литву. Летописец говорит : “Была во Пскове мука и печаль и молва многая по князе Александре, который добротой и любовью  своею пришёлся по сердцу псковичам“. Свою жену Александр Михайлович оставил во Пскове.
Узнав, что Александр Михайлович уехал, Иван Данилович Калита заключил с псковитянами вечный мир “по старине, по отчине и по дедине“, после чего митрополит Феогност с новгородским владыкой благословили посадника и весь Псков.
В Литве Александр Михайлович был хорошо принят Гедимином, который обещал ему защиту, и прожил там полтора года. Когда же гроза поутихла, возвратился к жене во Псков, жители которого приняли его с честью и посадили у себя на княжение.
В 1330 году псковитяне с изборянами построили город Избореск на Жеравьей горе, а также городские каменные стены и вырыли рвы под городом. Псковитяне даже выбрали своего епископа, некоего Арсения и отправили его на утверждение к митрополиту, бывшему тогда на Волыни. Утвердить Арсения Феогноста убеждали и Гедимин, и Александр Михайлович. Однако тот не пошёл им навстречу, не стал делить епархии и утвердил архиепископом Новгородским и Псковским Василия Калику.
В 1333 году поссорившиеся с Иваном Калитой новгородцы стали искать союза с Александром Михайловичем. В Псков приезжал архиепископ Василий с клиросом, благословил народ и крестил сына Александра Михаила. В 1334 году новгородцы помирились с Иваном Калитой и составили союз против Александра Михайловича и Пскова.
В 1337 году новгородцы снова поссорились с великим князем, и Иван Калита снова стал разорять новгородские земли. Архиепископ Василий, не найдя на этот раз у псковитян поддержки, объявил городу проклятие, как ранее митрополит Феогност.

1338—1339 годы: второе тверское княжение Александра Михайловича.

Александр Михайлович в Пскове, по словам летописи, рассуждал так: “Если умру здесь, то что будет с детьми моими? Все знают, что я выбежал из княжения моего и умер на чужбине: так дети мои будут лишены своего княжества“.
В 1336 году  Александр Михайлович послал в Орду сына Фёдора: узнать, нельзя ли как-нибудь умилостивить Узбек-хана. Фёдор вернулся из Золотой Орды с татарским послом на Русь. Узбек-хан простил Александра Михайловича, и тот, заочно взяв благословение митрополита, решил лично ехать к Узбек-хану с боярами.
Александр Михайлович сказал Узбек-хану с видом покорности, но без робости и малодушия: “Царь верховный! Я заслужил гнев твой и вручаю тебе мою судьбу. Действуй по внушению Неба и собственного сердца. Милуй или казни: в первом случае прославлю Бога и твою милость. Хочешь ли головы моей? Она пред тобою…Я сделал много тебе зла, но теперь пришел принять от тебя смерть или жизнь, будучи готов на все, что Бог возвестит тебе“. Узбек-хан сказал на это окружающим: “Князь Александр смиренною мудростию избавил себя от смерти“, и повелел ему занять тверской стол. Князь Константин Михайлович уступил княжество старшему брату и не противился воле хана, так как она соответствовала Лествичному праву на наследование и приветствовалась тверитянами. Вскоре к Александру Михайловичу приехала жена с детьми из Пскова. Все они надеялись вновь возвеличить Тверское княжество.
Московский князь Ивана Калита с двумя своими сыновьями Симеоном Гордым и Иваном Кротким поехал к Узбек-хану и полностью овладел его доверием. Иван Калита очернил тверского князя Александра Михайловича перед Узбек-ханом, описав его как убеждённого противника татар. Узбек-хан позвал к себе Александра Михайловича, Василия Ярославского и других удельных князей, обещая им большие милости. Иван Калита же поспешно отбыл в Москву. Александр Михайлович отнёсся к призыву Узбек-хана с подозрением и решил наперёд отправить в Золотую Орду сына Фёдора, но вскоре он получил вторичное приглашение и вынужден был поехать туда сам. Вместе с ним поехали Роман Михайлович Белозерский и Василий Давыдович Ярославский. Когда Александр Михайлович сел в ладью, погода резко испортилась, зашумел ветер, и гребцы едва могли одолеть стремление волн, которые несли их назад к берегу. Это было воспринято людьми как плохое предзнаменование.
Зная, что Василий Давыдович Ярославский будет на него жаловаться, Иван Калита отправил отряд в 500 воинов перехватить его на пути, но тот отразил их.
В Золотой Орде Александр Михайлович встретил своего сына Фёдора, отговаривавшего его идти к хану, но всё же, несмотря на эти уговоры, с богатыми дарами отправился к Узбек-хану. Их приняли с мрачным безмолвием. Прошёл целый месяц ожидания. Некоторые приближённые к Узбек-хану татары, в том числе и его жена, заступались за Александра Михайловича. В Орду прибыли сыновья Ивана Калиты, что и разрешило сомнения хана: Узбек-хану объявил, что Александр Михайлович должен умереть.
В день казни Александр Михайлович встал рано, помолился и, видя, что время проходит, послал к ханше за вестями, сел на коня и поехал по знакомым узнать о своей участи, но везде был один ответ, что она решена, что он должен ждать в этот день смерти. Дома встретил его посол от ханши с той же вестью. Александр Михайлович стал прощаться с сыном и боярами, сделал распоряжение насчет своего княжества, исповедовался.  Александр Михайлович вышел навстречу к убийцам, которые, отрубив голову ему и юному Феодору, розняли их по составам…
Растерзанные тела Александр Михайлович и сына Фёдора были привезены во Владимир, где их отпел митрополит Феогност, а затем погребены в Твери, в церкви Святого Спаса.
Убийство Александра Михайловича и сына его Федора в Орде, и перевозка их тел. Миниатюра Лицевого летописного свода

Убийство Александра Михайловича и сына его Федора в Орде, и перевозка их тел. Миниатюра Лицевого летописного сводаИван Калита распространил своё влияние и на тверское княжество, в котором снова стал править Константин Михайлович. Тверичи в знак своего повиновения отослали в Москву большой соборный колокол.

Семья Александра Михайловича

Жена: Анастасия (возможно, Анастасия Юрьевна, дочь короля Руси Юрия I Львовича) (ум. 1364).
Дети:
Лев (1320—1322, умер в детстве);
Фёдор (до 1327—1339, казнён в 1339 г. в Орде вместе с отцом). Он известен ещё тем, что проклял сына Ивана Калиты Симеона Гордого, (проклятие сбылось — у Симеона не осталось наследников);
Михаил (1333—1399гг.), князь микулинский (1338—1399), великий князь тверской в 1368—1399гг.;
Всеволод (1328—1364), князь холмский (1339—1349), великий князь тверской (1346—1349);
Владимир (ум. 1364г.);
Андрей (ум. 1364г.), правитель Зубцовский. Умер с женой Евдокией от чумы.;
Мария (?—1399), 3-я жена Симеона Гордого (обвенчаны втайне, т.к. митрополит Феогност не дал согласия на этот брак);
Ульяна (ум. 1392г.), жена великого правителя литовского Ольгерда, мать Ягайло.
Княгиня Анастасия, Владимир, Всеволод и Андрей умерли в 1364 г. от чумы, которая уничтожила большу́ю часть тверского княжеского дома.

Княгиня Анастасия (мать), князья Всеволод, Андрей и Владимир умерли в 1364—1365 гг. от чумы, уничтожившей значительную часть тверского княжеского дома.