Битва на Калке. 1223 год.

Калка. Павел Рыженко. 1996 год




Битва на реке Калке – это сражение между объединённым русско-половецким войском и монгольским войском под командованием военачальников Джэбэ и Субэдэя на реке Калке (территория современной Донецкой области). Битва продолжалась 3 дня. Сначала были разбиты половцы и основные русские силы, а через 3 дня 31 мая 1223 года сражение закончилось полной победой монголов. В бою погибло не менее девяти князей и много родовитых бояр и простых воинов из Киевского, Галицко-Волынского, Черниговского, Смоленского княжеств.

Русские княжества в 1223 году.
Русские княжества в 1223 году.

События, предшествовавшие битве на Калке.

Воначальники Субэдэй и Джэбэ.
Воначальники Субэдэй и Джэбэ.

В 1219, 1220 и 1221 годах монголы овладели центральными районами Хорезма c Самаркандом и Бухарой. Султан Мухаммед бежал на запад, и за ним была послана погоня из 3 туменов (тумен – 10 тысяч всадников) во главе с Джэбэ, Субэдэем и Тохучар-нойоном.  Тохучар-нойон потерпел поражение в Иране.
После взятия Ургенча в конце 1221 года, Чингисхан приказал Джучи продолжить завоевания в Восточной Европе, а Джэбэ и Субэдэя отправил в Закавказье и причерноморские степи. Основной целью этого похода были половцы, аланы, Венгрия и Русь, включая Киев, а курултай 1235 года, после которого нашествие в Европу всё же состоялось, лишь повторил эти цели. Половцы в 1222 году поддались на уговоры монголов и нарушили свой союз с аланами, после чего монгольское войско вторглось с Северного Кавказа в половецкие степи. Поздняя Тверская летопись сообщает о реакции Мстислава Киевского на известие о приближении монголов к рубежам Руси: “Пока я нахожусь в Киеве — по эту сторону Яика, и Понтийского моря, и реки Дуная татарской сабле не махать“.
Половецкий хан Котян Сутоевич вместе с другими половецкими ханами обратился к своему зятю, галицкому князю Мстиславу Мстиславичу Удатному и к другим русским князьям, прося у них помощи против нового грозного врага: “Нашу землю суть днесь отняли, а вашу заутра, пришедше, возьмут“.
Свои слова Котян Сутоевич подкрепил большими дарами галицкому князю. Мстислав Удатный проявил инициативу в организации съезда князей для обсуждения похода против приближающихся монголов. Он говорил, что если русские князья не окажут помощи половцам, те могут присоединиться к монголам, и тогда опасность будет больше. Южнорусские князья собрались в Киев на совет под главенством трёх «старейших» князей: Мстислава Романовича Киевского, Мстислава Удатного и Мстислава Святославича Черниговского. Юрий Всеволодович Владимирский послал войско в помощь южным князьям, но оно не успело на киевский сбор. После долгих переговоров князья решили встретить противника на половецкой земле, не пуская его на Русь. Сбор был назначен на Зарубе, возле острова Варяжского (остров находился напротив устья реки Трубеж, ныне уничтожен Каневским водохранилищем), в 10 километрах от нынешнего Трахтемирова Каневского района Черкасской области. Составленное, многочисленное войско не имело общего командующего: дружины удельных князей подчинялись своим князьям.
Когда дружины собрались в условленном месте, к князьям прибыло монгольское посольство: “Слыхали мы, что вы идёте против нас, послушавши половцев, а мы вашей земли не трогали, ни городов ваших, ни сёл ваших; не на вас пришли, но пришли по воле Божией на холопов и конюхов своих половцев. Вы возьмите с нами мир; коли побегут к вам, — гоните от себя и забирайте их имение; мы слышали, что и вам они наделали много зла; мы их и за это бьём“.
Выслушав послов, русские князья приказали всех их убить, после чего соединённые силы двинулись дальше вниз по Днепру.
В устье Днепра вблизи Олешья галичан встретило второе монгольское посольство со следующей нотой: “Вы послушали половцев и перебили послов наших; теперь идёте на нас, ну так идите; мы вас не трогали: над всеми нами Бог“.
В отличие от первого посольства монголов, этих послов было решено отпустить с миром. Галицкое войско прошло вверх по Днепру до острова Хортица у порогов, где соединилось с остальными войсками. Перейдя на левый берег Днепра и обнаружив передовой отряд неприятеля, русские после короткого, но кровопролитного боя обратили монголов в бегство, командующий Ганибек был убит. Ибн аль-Асир так описал эти события:  “Возгорелось в урусах и кипчаках желание разбить татар: они думали, что те отступили из страха и по слабости, не желая сражаться с ними, и поэтому стремительно преследовали татар. Татары все отступали, а те гнались по следам 12 дней“.
Двигаясь на восток и не видя основных сил неприятеля, русские войска спустя две недели вышли на берег реки Калки, где разбили другой передовой отряд монголов.

Силы сторон в битве на Калке.

Монголо-татарское войско.
Численность монголов при их первом появлении на Кавказе в 1221 году оценивается в 20 тысяч человек. Тактика монголов носила ярко выраженный наступательный характер. Они старались наносить стремительные удары по захваченному врасплох противнику, дезорганизовать и внести разобщённость в его ряды. Они, по возможности, избегали больших фронтальных сражений, разбивая противника по частям, изматывая его непрерывными стычками и внезапными нападениями. Для боя монголы строились в несколько линий, имея в резерве тяжёлую конницу, а в передне ряды выставляли воинов покорённых народов и лёгкие отряды. Бой начинался метанием стрел, которыми монголы стремились внести замешательство в ряды противника. Они стремились внезапными ударами прорвать фронт противника, разделить его на части, широко применяя охваты флангов, фланговые и тыловые удары.
Сильной стороной монгольской армии было непрерывное руководство боем. Ханы, темники и тысячники не бились вместе с рядовыми воинами, а находились позади строя, на возвышенных местах, направляя движение войск флагами, световыми и дымовыми сигналами, соответствующими сигналами труб и барабанов.
Вторжению монголов обычно предшествовали тщательная разведка и дипломатическая подготовка, направленная к изоляции противника и раздуванию внутренних усобиц. Затем происходило скрытое сосредоточение монгольских войск у границы. Вторжение обычно начиналось с разных сторон отдельными отрядами, направлявшимися, как правило, к одному ранее намеченному пункту. Прежде всего монголы стремились уничтожить живую силу противника и не дать ему пополнять войска. Они проникали вглубь страны, уничтожая всё на своём пути, истребляли население и угоняли стада. Против крепостей и укреплённых городов выставлялись наблюдательные отряды, опустошавшие окрестности и занимавшиеся подготовкой к осаде.

Русское войско.
Точные данные о численности объединённого русско-половецкого войска отсутствуют. Оценки сильно разнятся: от ~ 10 тысяч ратников плюс 5—8 тысяч половцев (Д. Г. Хрусталёв), до 103 тысяч ратников и 50 тысяч половецких всадников (В. Н. Татищев).
Основу войска составляли галицко-волынские, киевские и черниговские войска. В походе также участвовали смоленские и турово-пинские войска.  Половцами командовал воевода Мстислава галицкого Ярун.
На военной организации русских княжеств отрицательно сказывалась феодальная раздробленность. Дружины князей и городов были разбросаны по огромной территории и слабо связаны друг с другом, концентрация значительных сил была связана с трудностями. Тем не менее, княжеские дружины превосходили монгольскую армию по вооружению, тактическим приёмам и боевому строю. Вооружение русских дружинников, как наступательное, так и оборонительное, славилось далеко за пределами Руси. Массово применялись тяжёлые доспехи. Однако, дружины, как правило, не превышали численности в несколько сотен человек и были малопригодны к действиям под единым командованием и по единому плану.
В то же время, основной частью древнерусского войска было ополчение. Оно уступало кочевникам в вооружении и умении владеть им. Ополчением использовались топоры, рогатины, реже — копья. Мечи использовались редко.

Войско половцев.
Половцы, разделённые на множество племён и кочевий, не имели единой военной организации. Каждый хан самостоятельно заботился о вооружении своего отряда. Половецкие воины, помимо луков, имели также сабли, арканы и копья. Позднее в войсках половецких ханов появились и дружины с тяжёлым вооружением. Тяжеловооружённые воины носили кольчуги, ламеллярные панцири и шлемы с антропоморфными железными или бронзовыми личинами и бармицами. Тем не менее, основой войска продолжали оставаться отряды легковооружённых конных лучников. Некоторые половецкие отряды служили в византийской и грузинской армиях, принимали участие в междоусобицах русских князей. В итоге, к концу XII столетия многие половцы обладали значительным военным опытом, совершенствовали тактику и военное дело в целом.

Ход битвы на реке Калке.

После двух удачных для русско-половецких войск стычек князья собрали военный совет, на котором пытались выработать план дальнейших действий. Основным вопросом было место стоянки. Некоторые предлагали разбить лагерь там, где уже собралось войско и ждать подхода противника. Другие настаивали на движении навстречу монголам. Решение так и не было принято, каждый князь в итоге сам выбирал тактику действий для своей дружины, не ставя в известность других князей.

Схема битвы на реке Калке 31 мая 1223 года.
Схема битвы на реке Калке 31 мая 1223 года.

Утром 31 мая 1223 года отряды союзников начали переправляться через реку. Первыми её форсировали отряды половецкой конницы вместе с волынской дружиной. Затем начали переправу галичане и черниговцы. Киевская рать осталась на западном берегу реки и начала строительство укреплённого лагеря.  Вперёд Мстислав Удатный послал половецкую сторожу под водительством старого сподвижника по походам и Липицкой битве Яруна. Дружина Мстислава Удатного сдвинулась вправо и заняла позицию вдоль реки, дружина Мстислава Черниговского встала у переправы по оба берега Калки, дружина Даниила Романовича выдвинулась вперёд как ударная сила. Мстислав Киевский встал за переправой на каменистом кряже и обносил стан частоколом, огораживая его повозками.
Увидев передовые отряды монгольского войска, половцы и волынский отряд вступили в бой. Вначале сражение развивалось удачно для русских. Даниил Романович, первым вступивший в битву, рубился с беспримерной храбростью, не обращая внимания на полученную рану. Монгольский авангард начал отступление, русские бросились в погоню, потеряли строй и столкнулись с главными силами монголов. Когда Субэдэй увидел, что двигавшиеся за половцами силы русских князей значительно отстали, он отдал приказ основной части своего войска перейти в наступление. Не выдержав напора более стойкого противника, половцы побежали.

Ипатьевская летопись подробно повествует лишь о событиях в центре сражения, где действовал Даниил, его двоюродный дядя, князь луцкий Мстислав Ярославич Немой, и Олег Курский, судя по всему, первым переправившийся через реку из черниговского полка, и связывает последующее бегство с ударом новых монгольских сил. Новгородская первая летопись называет причиной поражения бегство половцев, а Суздальская летопись (по Академическому списку) связывает бегство половцев именно с вводом монголами в бой дополнительных сил. Быстрее других добилось успеха монгольское правое крыло, крыло атаки. Половцы побежали к переправе, смяв и расстроив полки Мстислава Черниговского, уже готовые к выступлению. Затем монголы атаковали галичан и те отряды половцев, что ещё оставались на их флангах. Помочь им попытались сначала Мстислав Луцкий, а потом и Олег Курский, но и их дружины были смяты и разбиты монголами. Разгром русских и половецких отрядов из своего лагеря видел Мстислав Романович, киевский князь, однако он не предпринял попытки помочь им.

Разбив основные силы русских и половцев Субэдэй организовал осаду киевского лагеря силами ханов Тсугира и Теши, а сам с основной частью бросился преследовать уцелевших русских, постоянно атакуя измотанных воинов. Только немногие русские воины смогли укрыться в киевском лагере, остальные отступали в степи по разным направлениям. Галицкие и волынские дружины бежали к Днепру, где оставались их ладьи и лодки. Погрузившись на них, они порубили остальные суда, чтобы их не могли использовать монголы. Черниговцы отступали на север под непрерывными атаками противника, потеряв при этом своего князя и его сына. Смоленской дружине при отходе удалось отразить атаки врага и у Днепра смоляне оторвались от преследователей. Дружины других княжеств, а также более мелкие отряды, не сумевшие присоединиться к своим основным силам, преследовались монголами до Днепра и при этом понесли большие потери.

Пока монголы преследовали уцелевших русских воинов, часть их войска вела осаду киевского лагеря. Атаки на него чередовались с обстрелами. Положение русских усугублялось отсутствием запасов воды и её источников. Доступа к реке у них не было. На третий день были начаты переговоры. Посланный Субэдэем лидер бродников Плоскыня поклялся на кресте, что если русские сложат оружие, то никто из них не будет убит, а князей и воевод отпустят домой за выкуп. Монголы, мстя за смерть своих послов, своего обещания не сдержали: после выхода киевлян из лагеря они были атакованы. Часть воинов была убита, часть пленена. Русские князья и другие военачальники были положены под доски и задавлены победителями, усевшимися сверху пировать. Существует версия, что при переговорах русским князьям было дано обещание не проливать крови и, удавив их под досками, монголы считали своё обещание выполненным.

Потери в битве на Калке.

Точные потери среди сражавшихся неизвестны. При этом, в источниках сохранились оценки погибших только в русском войске. О половецких и монгольских потерях данных нет. По данным летописей, в побоище уцелела только одна десятая часть русского войска. Единственный автор, который называет русские потери в численном выражении (правда, очень приблизительные, о чём сам же и говорит), — Генрих Латвийский. В «Хронике Ливонии», написанной около 1225 год: “В тот год в земле вальвов язычников были татары. Вальвов некоторые называют партами. Они не едят хлеба, а питаются сырым мясом своего скота. И бились с ними татары, и победили их, и истребляли всех мечом, а иные бежали к русским, прося помощи. И прошёл по всей Руссии призыв биться с татарами, и выступили короли со всей Руссии против татар, но не хватило у них сил для битвы и бежали они пред врагами. И пал великий король Мстислав из Киева с сорока тысячами воинов, что были при нём. Другой же король, Мстислав галицкий, спасся бегством. Из остальных королей пало в этой битве около пятидесяти. И гнались за ними татары шесть дней и перебили у них более ста тысяч человек (а точное число их знает один Бог), прочие же бежали“.

Сбытия после битвы на Калке.

Остатки русских ратей монголы преследовали до Днепра. Их отряды вторглись непосредственно на территорию Руси. По данным Ипатьевской летописи, монгольские разъезды доходили до Новгород-Святополча. Но узнав о приходе в Чернигов владимирских войск во главе с 14-летним Васильком Константиновичем Ростовским, монголы отказались от плана похода на Киев и пошли на Волгу, где у Самарской Луки потерпели поражение от волжских булгар. Уцелевшие 4 тысячи человек возвратились в Среднюю Азию. через степи современного Казахстана. По этому пути, но уже в обратном направлении, монголы предприняли свой Западный поход спустя чуть больше 10 лет. Многие историки считают, что Битва на Калке стала переломным моментом в истории Руси. Она не только значительно ослабила силы русских княжеств, но и посеяла на Руси панику и неуверенность. Не случайно летописцы всё чаще отмечают загадочные явления природы, считая их знамениями будущих несчастий.




К вопросу об автокефалии Украинской Православной Церкви Московского Патриархата




Сторонники и противники автокефалии

Собор русских святых
Собор русских святых

Перефразируя известное выражение, можно сказать так: если мы не будем касаться темы автокефалии, автокефалия коснется нас. Коснется как результат деятельности тех людей, которые прилагают свои усилия в направлении «совершенствования канонического статуса Украинской Православной Церкви».

Попробуем очертить в общих чертах круг активных сторонников автокефалии. Прежде всего, это ряд архиереев и клириков УПЦ, имеющих непосредственное влияние на события церковной жизни. Многие из них не скрывают своих чаяний и уже сейчас активно проводят в церковную жизнь изменения, соответствующие, по их мнению, статусу Украинской Церкви и одновременно подготавливающие ее автокефалию. Среди таких нововведений особенно выделяются следующие.

Во-первых, прибавление к титулу Блаженнейшего слов «и отца нашего». В течение семи лет употребление этих слов насаждалось почти во всех епархиях в устной форме, без каких-либо письменных указаний. Когда же в результате этих усилий сформировался как бы обычай такого поминовения, эта формула в мае 2007 года была предписана решением Синода УПЦ.

Во-вторых, практикуется и оправдывается непоминовение Святейшего Патриарха за богослужением в ряде епархий. Из этой же серии нововведений, только еще более тяготеющее к каноническому нарушению – отсутствие имени Патриарха Московского на некоторых антиминсах, изготовленных в Киевской митрополии и даже уже кое-где употребляющихся в богослужении.

К активным сторонникам автокефалии можно отнести также некоторых архиереев и клириков Константинопольского Патриархата украинского происхождения, отличившихся весной 2005 года скандальными заявлениями о том, что территория Украины является канонической территорией Константинополя.

Президент Украины, чиновники разных рангов и некоторые депутаты активно лоббируют идею автокефалии. При этом на Украине, в отличие от России, нет такой проблемы, как необходимость преодоления в общественном сознании атеистических установок, унаследованных от советского прошлого. В России же эта проблема есть, и поэтому здесь уже не один год идет настоящая борьба за преподавание в школах предмета, рассказывающего о христианстве, о Православии. На Украине все было гораздо проще: президент подписал указ, парламент поддержал, и в итоге в программу начальных классов общеобразовательных школ введен обязательный предмет – «Христианская этика». Это вроде бы неплохо. Но неравнодушие политиков к церковным проблемам приводит к попыткам вмешательства во внутренние дела Церкви, что порой ставит иерархов в очень трудное положение, вынуждает принимать специальные постановления, обращенные к правительству[1]. Можно упомянуть и о совместных межконфессиональных молениях, устраиваемых на высшем государственном уровне, о создании депутатской группы «За единую Поместную Церковь» в украинском парламенте – Верховной Раде, о неоднократных контактах правительства с Константинопольской Патриархией и многое другое.

Помимо активных сторонников автокефалии в УПЦ немало и таких, кто особенно не дорожит своей принадлежностью к Московской Патриархии, и хотя и не предпринимает каких-либо активных действий, но при первой же представившейся возможности безболезненно покинет юрисдикцию Русской Церкви. Это пассивные сторонники автокефалии. Если первые – идеологи, то вторые – конъюнктурщики.

Что же питает сторонников автокефалии? Прежде всего – украинский национализм. Чтобы понять, что же такое украинский национализм, достаточно просто пожить в нынешней Украине: пообщаться с людьми, полистать школьные и вузовские учебники, посмотреть телевизор и почитать газеты. Например, однажды утром весь Донецк оказался обклеен большими цветными плакатами: в центре – профиль А.С. Пушкина, перечеркнутый красными линиями, и внизу подпись: «Сбережемо рiдну мову». Это и есть сущность украинского национализма – самоутверждение, основанное на отрицании всего русского.

Национализм – это идеология активных автокефалистов, а ее пассивным сторонникам, тем, кого мы назвали «конъюнктурщиками», более свойствен иной тип мировоззрения – космополитизм.

Ущербность национализма, в общем-то, очевидна. Самоутверждение, самопревозношение – все это ложные посылки, которые ведут в никуда. Они противоречат основным христианским нормам. Космополиты же более склонны к христианской риторике. Мол, Отец у нас один – Небесный, и отечество у нас одно – Небесное. Все остальное не имеет никакого значения. Какая разница, русская Церковь, украинская или английская? Главное, что Церковь. Один мой знакомый священник говорил о себе: «Чем дольше я служу священником, тем менее я патриот, потому что понимаю, что моя родина – всё творение Божие».

Определенная логика в подобного рода рассуждениях присутствует, но уж больно она мертвящая, сектантская, упраздняющая в человеке человеческое. Духовно мы рождаемся от Бога в таинстве крещения, но по плоти-то мы не на небе рождаемся, а в земном отечестве нашем. И то, что есть у нас Отец Небесный, не значит же, что мы должны забыть своих земных отцов! Праведный Иоанн Кронштадтский называл земное отечество образом, иконой отечества Небесного.

Церковь – это богочеловеческий организм. И через человеческий элемент Церковь неизбежно укоренена в какой-либо традиции, в какой-либо культуре. Это не значит, конечно, что бытие Церкви исчерпывается какими-то культурными явлениями, но, воплощаясь в определенной культуре, Церковь свидетельствует о Божественном, освящает и преображает человеческое.

Русская Православная Церковь укоренена в тысячелетней русской культуре. И автокефалисты, отрекаясь от Русской Церкви, отрекаются, по существу, не только от русской культуры, но и от своей же истории, отрекаются от отечества и от своих отцов. Для большей части населения Украины, которая определенно осознает себя принадлежащей к русской культуре, это равносильно отречению от самих себя.

А теперь обратимся к тем, для кого такое отречение невозможно, кто осознанно или неосознанно является противником автокефалии, для кого неприемлемой является мысль об отделении от Русской Церкви.

Есть принципиальные противники автокефалии среди архиереев и клириков УПЦ. По некоторым данным, голоса архиереев УПЦ, выступающих за и против автокефалии, разделяются сегодня примерно поровну. Очевидно, что в русскоязычных областях число противников автокефалии намного превышает ее сторонников.

Конечно, среди политиков, чиновников разного ранга также есть много противников церковного разделения, но далеко не все из них открыто выражают свои взгляды.

И вот что еще характерно. Если сторонники автокефалии объединены по большей части в политические организации (различные ОУНы, та же депутатская группа «За единую Поместную Церковь» в Верховной Раде и т.п.), то сторонники единства с Русской Церковью объединяются преимущественно в братствах – традиционных для Украины организациях православных мирян.

Особый вес позиции сторонников единства Русской Церкви придает то обстоятельство, что они могут опереться на мнение людей, обладающих непререкаемым авторитетом и особой властью над сердцами и умами – людей святых. Я назову только два имени.

Прп. Лаврентий Черниговский
Прп. Лаврентий Черниговский

Во-первых, это прославленный в лике святых старец Лаврентий Черниговский († 1950; память 29 декабря / 11 января), почти что наш современник, бывший очевидцем первой (в 1920-е годы) и второй (в 1940-е) волн автокефальных движений на Украине. Преподобный Лаврентий говорил: «Как нельзя разделить Пресвятую Троицу, Отца и Сына и Святого Духа – это Един Бог, так нельзя разделить Россию, Украину и Белоруссию. Это вместе – Святая Русь. Знайте, помните и не забывайте, что было крещение Руси, а не крещение Украины. Киев – это второй Иерусалим и мать русских городов».

Имя второго подвижника схиархимандрит Зосима (Сокур). Он почил в 2002 году и вынес на своих плечах борьбу за единство Русской Церкви в недавние 1990-е годы. Его подвиг засвидетельствован тысячами духовных чад. Вокруг него выросло два монастыря. Его память чтут Блаженнейший митрополит Владимир, многие архиереи, клирики и миряне на Украине, в России и в других странах. Отец Зосима оставил своим чадам такое духовное завещание.

Схиархимандрит Зосима (Сокур)
Схиархимандрит Зосима (Сокур)

«Аз, грешный схиархимандрит Зосима, основатель двух обителей: Успенского Васильевского мужского и Успенского Николаевского женского монастырей, оставляю последнюю свою волю.

И по смерти моей свято и вечно, до последнего издыхания, храните все завещания, те священные традиции, ту особенность служб, записанные братьями и сестрами в монастырском уставе, сохраняя их до малейших подробностей и не допуская никаких отступлений.

Строго держитесь Русской Православной Церкви и Святейшего Патриарха Московского и всея Руси.

В случае отхода Украины от Москвы, какая бы ни была автокефалия – беззаконная или «законная», автоматически прерывается связь с митрополитом Киевским.

Из существующих монастырей тогда образовать Дом милосердия, который будет выполнять святые законы милосердия – служение людям до их погребения, и эту заповедь обители должны выполнять вечно. Никакие угрозы и проклятия не признавать, так как они не каноничные и беззаконные.

Твердо стоять за каноны Русской Православной Церкви.

В случае отпадения от единства Русской Православной Церкви – правящего архиерея не существует, монастыри переходят в ставропигиальное управление, под омофор Святейшего Патриарха Московского и всея Руси. Молю Бога и надеюсь, что Святейший Патриарх не откажет и примет под свой омофор.

Если сие будет невозможно, то монастыри переходят под самостоятельное игуменское управление по подобию Валаамской обители начала XX столетия, находясь под видом светлых будущих времен единства Украины и России, которые, глубоко верю, неминуемо наступят, с чем и ухожу в вечность…

Отходя в жизнь вечную, последнее слово глаголю вам, дорогие братья, сестры и все молящиеся в обители нашей: держитесь Русской Православной Церкви – в ней спасение.

Всем даю из гроба прощение, Бог вас да простит и помилует по Его велицей и богатой милости. Кто приходил ко мне за духовным руководством, держитесь святой обители – братья и сестры помогут вам и наставят на путь спасения…

Сие завещание прошу прочесть у моего гроба перед последним целованием и раздать всем.

Подаю из гроба, бездыханный и безгласный, мир, любовь и благословение Божие.

Схиархимандрит Зосима».

Внешний фактор автокефального движения

Папа Римский Иоанн Павел II
Папа Иоанн Павел II

Помимо стремящихся к автокефалии сил внутри УПЦ, существует еще и так называемый внешний фактор.

Ни для кого не секрет, что в последние годы на Украине чрезвычайно обострились межконфессиональные отношения, и прежде всего отношения между православными и католиками. Кроме того, появилось множество раскольничьих объединений, именующих себя «православными церквами». Православная Церковь оказалась в очень непростых условиях.

Можно говорить об открытой экспансии униатов – католиков восточного обряда.

Так, в Украинской Католической Церкви, подчиненной Ватикану, несколько лет назад создано новое структурное подразделение – Одесский экзархат во главе с архиепископом Василем Ивасюком.

Деятельность новообразованной церковной администрации распространяется на пять областей юго-запада Украины, где в общей сложности проживает всего 70 тысяч греко-католиков.

70 тысяч прихожан-униатов – это менее 1 % населения пяти юго-западных областей Украины, где проживает более 8 миллионов 700 тысяч человек. Экзархат в Украинской Католической Церкви – это аналог митрополии в Православии, то есть для Одессы установлен очень высокий уровень представительства в иерархии Украинской Католической Церкви, что явно не соответствует числу прихожан. Например, вся Галичина, где проживает несколько миллионов униатов, своего экзархата не имеет.

Совершенно очевидно, что подлинная причина создания экзархата в Одессе – это стремление греко-католиков к экспансии на исконно православных землях Украины, где сейчас униаты лишены какого-либо влияния.

Визит Иоанна Павла II в Украину
К визит Иоанна Павла II в Украину

Столь же очевидно, что создание нового экзархата – это проявление тенденции усиления экспансии Ватикана на Восток, четко обозначившейся после визита папы Римского в Киев. Мало кто тогда обратил внимание на выразительный символ: Иоанн Павел II провел литургию с помоста в виде корабля под парусами с крестом – эмблема миссионеров и крестоносцев. Именно на таких кораблях испанцы отправлялись в Америку приобщать к вере «истинной» аборигенов. Уже вскоре после визита папы в Киев резиденция главы Украинской Католической Церкви кардинала Любачевского была перенесена из Львова в столицу, где униатов тоже довольно мало. В столице Украины даже построили по этому случаю кафедральный греко-католический собор святого Василия.

И вот теперь создан экзархат в Одессе. Идея подчинения Православия на протяжении столетий была одной из главных внешнеполитических целей Ватикана. Еще Александр Невский на льду Чудского озера остановил благословленный тогдашним папой крестовый поход, политической целью которого было установление на Руси господства Ватикана.

Ставка на Украине сейчас делается именно на униатов. Здесь их могут принять за «своих». Униатов от православных отличает только признание подчиненности Ватикану, обрядность у них такая же, как у православных. И униатские храмы, и священников невозможно по внешнему виду отличить от православных, что вполне закономерно, ибо униатскую Церковь создали отрекшиеся от Православия священники.

В XVII веке унию огнем и мечом насаждала на Украине польская шляхта. Кровавые польско-казачьи войны остановили тогда экспансию Ватикана. После распада Советского Союза греко-католики в прямом смысле слова захватили более трех тысяч храмов Русской Православной Церкви на Галичине, а спровоцированный националистами в рясах, путающих Божие и кесарево, раскол Православия на Украине создал еще более благоприятные условия для тихой экспансии Ватикана, чем он и не преминул воспользоваться[2].

Даже при поверхностном знакомстве с историей Русской Церкви от ее основания в 988  до разделения в 1458 году[3], а после – с историей Московской Церкви и Киевской митрополии до их воссоединения в 1686 году, не остается сомнений, что это разделение не принесло блага Южно-Русской Церкви. Хотя Киевская митрополия не являлась автокефальной, она пользовалась большой самостоятельностью и независимостью в управлении, находясь в юрисдикции Константинопольского Патриархата. Общеизвестна печальная история деградации епископата Киевской митрополии, что привело к соблазну унии, навязанной католиками в 1596 году. На протяжении двух веков разделения Русской Церкви много раз поднимался вопрос о полной автокефалии Киевской митрополии, и неизменно инициаторами и активными деятелями здесь являлись папские агенты. Сегодня в этом уже ни для кого нет никакой тайны, и их секретная переписка доступна историкам для изучения[4]. Еще тогда впервые появилась идея так называемой «универсальной унии», то есть унии между православными и униатами. Понятно, что ее удобнее было бы осуществить, если бы Православная Церковь на Украине была автокефальной. Конечно, с дозволения папы Римского был бы на Украине и свой «патриарх» Киевский, который бы возглавил объединенную такой универсальной унией Церковь. Естественно, вся эта Церковь, а вернее сказать – лже-Церковь, подчинялась бы в итоге папе Римскому.

Эта идея «универсальной унии» продолжает жить и сейчас. Более того, национализм, возведенный в ранг государственной идеологии современной независимой Украины, в религиозном плане питается именно идеей «единой Поместной Церкви» и «универсальной унии». Об этом нам говорит хотя бы содержание рекомендованных Академией наук Украины учебников для высших учебных заведений по предмету «История религии в Украине»[5].

Итак, на протяжении всей истории Киевской митрополии как в составе Константинопольского Патриархата (с 1458 года), так и потом – в составе Московского Патриархата, с разной интенсивностью и напряженностью поднимался вопрос о ее полной автокефалии. Неизменной заинтересованной стороной в этом вопросе выступал папский Рим. Именно польза Римской Католической, а не благо святой единой соборной и апостольской Православной Церкви лежит в основе автокефального движения на Украине.

Еще одним внешним для Православной Церкви фактором автокефалии является наличие и активные действие на территории Украины и за ее пределами (в США, Канаде и других странах) разного рода раскольнических сообществ, именующих себя «украинскими автокефальными православными Церквями».

Среди определенных кругов активных сторонников автокефалии весьма существенным является мотив присоединения к Православию целого ряда таких раскольнических сообществ. Тем более что сами раскольники зачастую подают повод к такого рода надеждам. Мотив этот не нов. Это был один из главных мотивов, на который ссылался, будучи митрополитом Киевским, ныне отлученный от Церкви М.А. Денисенко. Теперь Денисенко сам возглавляет наиболее многочисленное раскольническое сообщество – «Киевский патриархат». И если прочие, более мелкие раскольнические организации (идейные автокефалисты), может, и присоединятся через покаяние к вновь образованной автокефальной УПЦ, то меньше всего можно ожидать этого от Денисенко, который вряд ли уже откажется от своего лже-патриаршества.

Угрожает ли единству Русской Церкви грядущий Собор УПЦ?

14 ноября 2007 года Священный Синод Украинской Православной Церкви на своем очередном заседании принял решение о созыве Собора епископов УПЦ 21 декабря 2007 года и на следующий день, 22 декабря, Собора УПЦ в составе архиереев, клириков и мирян. Одновременно был назначен новый глава синодальной богословской комиссии, которая занималась подготовкой изменений в Уставе УПЦ.

Данное известие сразу же породило ряд законных вопросов.

Во-первых, чем же вызвана необходимость созыва Собора УПЦ, который не созывался в течение более чем 15 лет? Во-вторых, очень смущали сроки для такого неординарного мероприятия – всего месяц подготовки. Наконец, усугубило неясность наименование данного Собора «Поместным Собором УПЦ» на официальном сайте УПЦ, что явно противоречило действующему Уставу и невольно намекало на грядущее изменение статуса УПЦ.

Все это в совокупности мгновенно вызвало бурную противодействующую реакцию со стороны православной общественности. Уже через неделю после решения о созыве Собора – 21 ноября 2007 года – к Блаженнейшему митрополиту Владимиру обратились участники крестного хода в городе Киеве с просьбой отменить Собор.

После многочисленных обращений различных православных общественных организаций к Блаженнейшему митрополиту Владимиру глава богословской комиссии УПЦ епископ Бориспольский Антоний отметил по этому поводу: «Создается впечатление, что кто-то специально нагнетает атмосферу и сознательно политизирует чисто богословские и канонические положения Православной Церкви»[6].

Однако статус УПЦ и Устав, определяющий этот статус, трудно назвать чисто «богословскими и каноническими положениями», не имеющими отношения к политике. Тем более что определенные политические силы внутри Украины и, прежде всего, ее президент, активно пытаются изменить существующий статус УПЦ. В данном контексте заявление владыки Антония выглядело, по меньшей мере, странно. Поэтому мало кто поверил и уверениям епископа Антония относительно того, что кардинальных изменений в Уставе не будет.

Известный миссионер и православный публицист диакон Андрей Кураев заявил, что он ничего хорошего от грядущего Собора не ждет. Еще ранее отец Андрей так высказывался публично на тему автокефалии: «Нельзя не заметить, что годы нашего раздельного существования приносят свои печальные плоды. По моим наблюдениям, в епископате Украинской Православной Церкви настроения скорее в пользу отделения»[7].

Тем временем с разницей в две недели в адрес грядущего Собора УПЦ принимаются два близких по смыслу обращения двух наиболее многочисленных раскольнических объединений – УАПЦ и УПЦ КП. В обоих обращениях содержится призыв принять автокефалию и обещание присоединиться к вновь образованной автокефальной УПЦ.

И когда до Собора оставалось уже меньше двух недель, по-прежнему никто не видел проекта будущего Устава. Самое же удивительное, что в епархиях не были проведены епархиальные собрания, на которых по Уставу должны были избрать делегатов из клириков и мирян на будущий Собор!

Наконец за неделю до запланированного открытия Собора на очередном заседании Священного Синода 14 декабря 2007 года было принято решение перенести Собор УПЦ на 2008 год. В оправдание данного решения приводятся вполне резонные доводы: нужно хорошо подготовить Собор, провести собрания в епархиях, изучить предложения по изменениям в Уставе, да и вообще логично проведение такого Собора в рамках празднования 1020-летия Крещения Руси. Это все, безусловно, правильно. Но чем же было вызвано предыдущее решение Синода о созыве Собора 22 декабря – некомпетентностью секретариата или чем-то другим?

Между тем в Киево-Печерской лавре 21 декабря прошел Архиерейский Собор УПЦ МП. Самым важным его решением, пожалуй, является принятие новой редакции Устава об управлении УПЦ. При этом члены Собора специально подчеркнули, что внесенные в Устав поправки «не касаются статуса Украинской Православной Церкви как автономной составляющей исторической Русской Православной Церкви». Новая редакция Устава опубликована на официальном сайте Украинской Православной Церкви[8].

Что же, все разговоры о скорой автокефалии лишь «напрасные страхи», как поспешил обобщить ситуацию один из авторов интернет-публикаций?[9]

Собор епископов УПЦ ознакомился с вышеупомянутыми обращениями схизматических групп УПЦ КП и УАПЦ. Обращения были переданы для изучения в богословскую комиссию.

Данный факт, а также то, что раскольнические объединения и их лидеры на официальном сайте УПЦ[10] последнее время именуются соответственно Церквами и епископами без обозначения их раскольнической принадлежности и без кавычек, так что, порой и не отличишь раскольника от канонического епископа, заставляет задуматься о перспективах скорейшего «воссоединения».

Непременным условием такого «воссоединения» остается автокефалия.

«Какой способ получения канонической автокефалии вы поддерживаете?» – проводят опрос администраторы сайта «Православие в Украине».

Для большинства же противников автокефалии неприемлема даже сама мысль об отделении от Русской Церкви, поэтому все поползновения к отделению от Московского Патриархата, которых было немало за последнее время, воспринимаются ими очень болезненно и с горечью. А поползновения эти заходят очень далеко и касаются ныне уже и литургической жизни Церкви. Например, в календаре, издаваемом Киевской митрополией, не печатают имена русских новомучеников.

Особенно контрастируют автокефалистские настроения украинских националистов на фоне возвращения под омофор Святейшего Патриарха Московского русского рассеяния – Русской Православной Церкви Заграницей (РПЦЗ).

Так хочется верить, что и на Украине здравый смысл и действительная забота о благе Церкви восторжествуют в конце концов над личными и политическими амбициями и что Украинская Церковь останется до скончания века под омофором Святейшего Патриарха Московского и всея Руси в составе единой Поместной Русской Православной Церкви[11].

Иеромонах Тихон (Васильев)
Иеромонах Тихон (Васильев)

Иеромонах Тихон (Васильев)

26 декабря 2007 г.

 

 

 

 

[1] Как, например, «Обращение Священного Синода Украинской Православной Церкви к президенту Украины В.Ющенко, голове Верховной Рады Украины О.Морозу и народным депутатам Украины, премьер-министру Украины В.Януковичу и правительству Украины, ко всем гражданам Украины, кому не безразлична судьба Украинского Православия – неотъемлемой сокровищницы нашей самобытности и основного исторического фактора устроения государства Украины», принятое на заседании Священного Синода УПЦ 22.11.2006 г.

[2] Синельников В. Уния на Украине: ползучее миссионерство: http://www.radiomayak.ru 29.07.2003.

[3] Тогда при святом митрополите Московском Ионе были незаконно отторгнуты от Русской Церкви несколько епархий, находившихся на территории Польского королевства. Из них была образована Киевская митрополия, а митрополитом был поставлен униат Григорий Болгарин (вернувшийся позднее в Православие и признанный Константинопольским Патриархатом).

[4] О роли католиков в продвижении идеи «Киевского патриархата» и литературу по этому вопросу см.: Боровой Виталий, протопресвитер. Церковь Христова, ее природа: Автокефальные Поместные Церкви // Журнал Московской Патриархии. 1993. № 11. С. 27–34.

[5] См., например: Iсторiя релiгi? в Укра?нi: Навчальний посiбник / За ред. А.Н. Колодного, П.Л. Яроцького. К.: Т-во «Знання», 1999.

[6] См.: http://www.interfax-religion.ru/?act=news&div=21722.

[7] См.: http://www.portal-credo.ru/site/?act=news&type=forum&id=58961.

[8] См.: http://orthodox.org.ua/ru/tserkov_i_gosudarstvo/zakonodatelstvo_o_religii/dokumenty_ukrainskoy_0.

[9] См.: http://www.rusk.ru/newsdata.php?idar=105093.

[10] См.: http://orthodoxy.org.ua.

[11] См.: п. 1.5 действующего Устава УПЦ.




Ледовое побоище 1242 года.

Ледовое побоище. Художник С. Рубцов




Александр Ярославич Невский
Александр Ярославич Невский

Ледовое побоище (битва на Чудском озере) произошло на льду Чудского озера в субботу 5 (18) апреля 1242 года.  В битве принимали участие: с Руссийкой стороны  воины ижоры, новгородцев и владимирцев под предводительством Александра Ярославича Невского; с противной стороны – войска немецких рыцарей Ливонского ордена.
Continue reading “Ледовое побоище 1242 года.”

Война между потомками Всеволода III Большое Гнездо. Липецкая битва

Липецкая битва 1216




После смерти Всеволода III Большое Гнездо между сыновьями Константином Всеволодовичем и Юрием  Всеволодовичем произошли раздоры вследствии того, что Всеволод III Большое Гнездо, недовольный своим старшим сыном Константином Всеволодовичем, отдал великокняжеский стольный город Владимир второму сыну Юрию Всеволодовичу. Третий сын Всеволода III Большое Гнездо, Ярослав Всеволодович был на стороне Юрия Всеволодовича. Он княжил в Новгороде, но новгородцы были им недовольны. На защиту Новгорода явился Мстислав Удалой, князь Смоленский, заключивший союз с Константином Всеволодовичем.
В 1216 году произошла битва при реке Липице. Константин Всеволодович и Мстислав Удалой, князь Смоленский одержали победу и Константин Всеволодович сделался Великим князем Владимирским. Константин Всеволодович княжил3 года и умер в 1219 году. Юрий II Всеволодович внова занял великокняжеский престол.




Обращение Владимира Путина к Россиянам по Пенсиям. 29.08.2018.




Владимир Путин в среду напрямую обратился к россиянам по вопросу изменений в пенсионной системе. Президент предложил снизить возраст выхода на пенсию для женщин с 63 до 60 лет, уменьшить стаж для досрочного выхода, а также ввести ответственность за увольнение сотрудников предпенсионного возраста.

Текст обращения Владимира Путина по поводу изменений в пенсионной системе:

Continue reading “Обращение Владимира Путина к Россиянам по Пенсиям. 29.08.2018.”