Северные славяне

Татищев Василий Никитич
Татищев Василий Никитич

1. Басня новгородская . Из вышеписанного известно, какими случаями славяне из Азии в Европу частью чрез Гелеспонт, частью чрез Черное море на Дунай перешли. Другие около  Черного моря, переселяяся к Дону и Волге, оттуда к Днепру к прочим своим родственникам славянам перешли и так много государств знатных и сильных на юге и западе основали. На север же в Великую Русь, по сказанию ли Новгородской истории, вскоре после потопа Славен князь, придя, Славенск, или Новгород, основал, или в то время, как славяне от Черного моря к западу шли, часть от них на север отделилась, или после, идучи от Волги, пришли, о том предстоит еще рассмотреть. О первом не требуется пространно толковать, ибо летами, именами странными князей славянских, как выше показано, и по всем обстоятельствам той истории басня быть обличается. Мауроурбин, которого история о славянах хотя весьма негодная и ко употреблению в довод недостойна, как в гл. 38 о ней я сказал, но поскольку незнающие другой оною обманываются, из-за того я ее иногда упоминаю, он, видя, что готов и гепидов многие указывают из Скандинавии пришедшими, и делами их история наполнена, тут же их в славяне зачислил и потому славян начало точно в Скандинавии положил. Видя же у Нестора, что Скандинавия Варяги именована и оных королевич Рюрик в Великую Русь пришел и правил, то уже пришествию славян в Великую Русь по уму оного монаха или скорее переводчика Рагузинского чистая дорога была, и он не устыдился славян во Фландрию перевести и град Славенск на реке Мозели построить, они Францию захватили, предел Рутения в свое имя назвали. И таких басен много более; но кто благорассудный и в истории древней хотя немного сведущий не за сущую ложь и невежество Рагузинского сочтет?
2. Во втором, чтоб они от Дуная, Меотиса или Волги в сей край зашли, наносит то сомнение, что они, имея для обитания в тех южных местах земель довольство, не имели причины, кроме прямого принуждения, в такие студеные, лесные и мало пажитные места переселяться; но только на славян никакого принуждения в истории не видно. Если же все-таки было, что из-за утеснения в землях переселение в сию страну предприняли, то крайне необходимо было сначала от Киева до Новгорода места обитанием занять, а не пусты или завоеванным и покоренным сарматам для обитания лучшие места Белой Руси оставить. И посему нужно иным образом тому пришествию быть. Мне весьма удивительно, что древнейшие русские писатели Иоаким и Нестор тамошних славян от прочих отличают и говорят, что славяне живут в земле руссов; а по Днепру издревле славян жителей, полян, древлян, кривичей и пр., не славянами, но более под оными местными названиями воспоминают. Напротив, Константин Порфирогенит киевских славянами, а пришедших с Олегом из Великой Руси руссами именует, говоря: «Руссы славянами обладали, и славяне данники Руси», гл. 16, н. 51. Однако здесь разногласия нет, ибо славяне, из Вандалии придя, руссами обладали (как ниже яснее явится) и сами славянами именоваться стали. Порфирогенит же потому их руссами назвал, что из предела Руссии пришли.
3. Теперь хотя видим, что славяне руссами названы, но о приходе их в сей край, когда и откуда, ясно не сказано. Кранций путь нам оного показал, гл. 10, рассказывая: «Венды с князем их Винулем ходили на восток морем и многие места прусские, курляндские и естляндские повоевали». Здесь он 1) хотя года не указывает, но тогда же упоминает мученичество Урсулы от гунов, то надлежит быть тому около начала шестого века после Христа, однако ж по другим обстоятельствам ранее быть должно было. 2) Винуль оный, думаю, не князя, но народа имя, также как Иоаким его же Вандалом именовал, гл. 4, н. 10. 3) Что Кранций имена пределов новые и в те времена неведомые, как например Пруссию, Курляндию и Естляндию упомянул, то ошибка многих нерассудных более поздних переписчиков и переводчиков. Может же, он нашел у древних Оестланд, или Остргард, под которым весь берег южный Балтийского моря от Дании до Корелии у северных разумелся, в том числе и Руссия, как гл. 17, н…, показано, и славяне в Естляндии в 5-м веке положены, н… 4) Кранций ни дел их обстоятельно, ни возвращения не упоминает; потому видно, что оный князь, завоевав Естляндию и Руссию, тут остался и правил. Сии обстоятельства от Кранция, думаю, достаточно о приходе славян в сей край уверяют. Сверх того 5) в Новгороде знатные фамилии любчан находились, как о матери Владимира I-го сказано, что была дочь Малки любчанина. В Нове ж граде улица Бискупля, и это имя не откуда еще, как из Вандалии принесено. Но это, видимо, уже в христианстве учинилось, когда в Любеке епископы были и их подданные в Новгород переселились. 6) Ректор Апиц во утверждение сего приводит, якобы новгородцы в древности гербом имели воловью голову, как и герб мекленбурский; только я сего нигде не нахожу, только что идола Мокоса имели с воловьею головой.
4. Разбои морские в чести . Северные, норвежские, датские и шведские писатели Руссию Винулями и Венедами восточными именуют, а финны поныне нас зовут венелайн, Россию ж Венеенма, следственно с венедами единым народом полагают. Страленберг из Гельмольда и Петра Дикмана на стр. 95, 191 и 192 рассказывает: «Славяне, оставив свою древнюю столицу Старый град, или Альденбург, вместо оного в Руси престол основали и оный Новгород именовали». Это хотя и так разумеет, как выше показано, что Гордорики, после перехода Рюрика в Новый град, оный Великий град Старым градом именован, и поныне зовется Старая Ладога. Однако ж Старый город, или как германе, переведши на свой, Алденбург именуют, в земле вендов был, о котором гл. 17, н. 44, и еще поныне там в Померании Старгород знаем. В шведских древностях, именуемых саги, хотя рассказывается, якобы датчане, а Снорри Стурлсон о норвежском короле рассказывает, гл. 17, н. 45, придя, Гордорики разорили, но, может, за неведением вендов датчанами именовали, ибо оные венеды, как все древние северные писатели, Дикман и вандальские Гельмольд и Кранций рассказывают, что не только по морю ходящие корабли, но и берега кругом Балтического моря разбоями обеспокоивали и из-за того волчьи, люты, предоны, госты и вагры именованы, гл. 31. Могло ж и так быть, что норвежский принц в том походе тоже участвовал и, Винулю в покорении Руссии помогши, возвратился, но историк норвежский умолчал. Это же разбойничество тогда не за бесчестное почиталось, как Библиотека шведская, часть I, стр. 55, на многих древних в том ссылается, рассказывая, что принцы не для обогащения то чинили, но для показания себя, что могут добрыми вождями и владетелями быть, о чем в гл. 32 достаточно показано.
5. Все сии обстоятельства, без сомнения, утверждают, что тогда венды, придя, руссами овладели и, свой престол в Гордорике утвердив, новое себе государство основали, как Иоаким епископ тому согласно пишет. И оные князи славянские, при окончании наследования по мужской линии Гостомыслом, варяжских князей Рюрика с братьями избрали, который также в Ладоге жизнь окончил, с княжения которого вторая часть Русской истории начинается.
А теперь, о всех славянах по порядку положений описав, имею нечто о языке славянском и различиях наречий напомнить.

Leave a Reply